logo

На дне

26 декабря

На дне они были вчера. Сегодня их мечты о семье и лучшей жизни Жизнь, как она есть Знакомство с новыми постояльцами реабилитационного центра началось со звонка его настоятелю Г.А. Бондаренко.

— Как дела? Что нового у вас?

— Да вот на днях нам передан заброшенный дом в селе Красноармейское, теперь там наши люди наводят порядок, и со временем мы его обживем. На зиму реабилитантов у нас прибавляется, и в связи с этим испытываем и ряд проблем. С размещением, с кормлением. Работы уже такой нет, чтобы можно было подзаработать, так что есть некоторые сложности.

— Так может помощь требуется?

— Не отказались бы!

На следующий день журналистский долг забросил в Красноармейское. И упустить момент и не повстречаться с обитателями центра, не могла.

Заброшенный дом по улице Комсомольской нашла без труда. Он там один такой. Ветхий, но еще вполне сносный. Рядом – старые постройки. Но все они просто утопали в высокой сухой траве, которую ни взяли ни жара, ни осень. Робко прохожу вглубь двора. Здесь уже видно, что работы по уничтожению травы начаты, хотя до финиша еще далеко.

Навстречу вышел худощавый молодой человек и, извиняясь за такой вид жилья, все же гостеприимно пригласил в комнату. Там тепло, по — спартански скромно: стол, две кровати, пару табуретов. Есть даже радио. На столе – молитвенник. Несмотря на то, что идеальной чистоты еще нет, комнаты все равно казались жилыми. Сказано, люди в них появились!

Мы разговорились. Более худощавый мужчина назвался Руслан. Родом он из Горловки. Работал шахтером. Была семья. А дальше…

— Знаете, как у шахтеров? Зарплату получил, — пропил. Так месяц, другой. И пошло – поехало. Скитался. Много пил. Ночевал, где придется, питался чем угодно. Однажды встретил своего дружка, а вид у него – отличный, не такой, как у нас. Мне даже стало интересно, отчего он такой. Он и рассказал о центре «Пилигрим». И так меня заинтересовал! Я не раз пробовал бросить пить, много раз кодировался. Но этого хватало на какое-то время. А потом начиналось все тоже самое. Здесь, в центре, все по –другому. Ты понимаешь, что господь бог протягивает тебе руку помощи. Можно отказаться от неё. Но та, прошлая жизнь, мне надоела. Я хочу исправиться, хочу снова вернуться в семью. Жена, когда узнала, что я прохожу реабилитацию, что уже длительное время не пью, сама собирала меня сюда.

Руслану – тридцать пять. Того, что он уже пережил, хватило бы на еще один такой же отрезок времени. И возвращаться, по его же словам, туда он не хочет. Есть у него мечта, и он своим ежедневным усердием, молитвами приближается к ней. Домой, в семью ему хочется!

Нечто подобное пережил и Геннадий. Тоже работал шахтером, но в Луганске. Была семья, маленькая дочь. Вернувшись однажды со смены, жену застал с с лучшим другом. Такую измену молодой мужчина простить не смог. Оставил семью. А сам – на улицу.

— Бомжевал семь лет, — рассказывает. – Чтобы как-то пропитаться, что делал? Конечно, воровал. В основном металл. А еще бутылки собирал. Ночевал, где придется. Искал такие же брошенные дома. И если они были закрытыми, разбивал окно, лез в него, там и обитал некоторое время. Чтобы не мерзнуть, и не сталкиваться с проблемами, пил так, чтобы постоянно спать. Иногда и просыпаться не хотелось. Вообще-то я себя считал еще интеллигентным бомжем. В том плане, что при случае, у знакомых старался искупаться, постираться. Но не всегда это удавалось. И вот однажды я подошел к мусорному баку. Когда заглядывал в него, меня как будто что-то остановило. Вот это я дожился, что уже на помойках обитаю! Это меня как-то отрезвило. А затем познакомился с пастором церкви Геннадием Мохненко. Какой сильный человек! Меня поразили его проповеди, его сила духа, его стремление помочь таким же, как я. А еще у него такое же имя-отчество, как и у меня – Геннадий Викторович. Это как будто какой –то знак свыше!

Геннадий очень близко принял идею реабилитационного центра исправлять таких людей посредством веры. О существовании бога он, конечно же, знал и раньше. Но тогда всерьез ничего не воспринимал. И только очутившись на дне бездны, понял, что он – единственное его спасение.

Среди обитателей центра, рассказывает он, много различных людей: кто-то был бомжем, у кого несколько ходок в зону, третьи тратили свою жизнь и средства на наркотики. Многие из них различными путями старались стать на правильную дорогу. Но только обращение к богу стало тем истинным спасательным кругом.

— Вы обязательно напишите о нашем центре, пусть прочтут те, кто находится над пропастью, и узнают о существовании центра, и придут к нам, — искренне попросил Геннадий.

— Такие люди, увы, газет не читают. Скорее их родные прочтут.

— Пусть хотя бы они знают.

Со слов реабилитантов, сейчас особых заработков у них нет. Не сезон. Но есть желание работать, что-то мастерить. Вот, показывают на старую керосинку, нашли, привели её в порядок, может зимой, когда будут перебои со светом, и пригодится. У большинства из них – умелые руки. Они могут шить, вязать, и даже вышивать. Могут чинить и ремонтировать. Так что рады были бы даже нерабочий телевизор получить в качестве подарка, смогли бы дать ему вторую жизнь. А еще не отказались бы от любой помощи, будь то продуктами питания или одеждой, обувью. Редакция решила помочь и обращается ко всем читателям, жителям, просто небезразличным людям: если у вас есть желание и возможность помочь тем, кому несладко пришлось в этой жизни, кому просто необходимо человеческое участие, помогите постояльцам реабилитационного центра. Помощь может быть любой, даже для обустройства их ветхого жилья.

Геннадий поведал еще об одной страничке в своей истории. Он настолько любит работать на земле, выращивать что-то, что его даже прозвали агрономом. А когда узнал, что его новые друзья в селе Октябрь серьезно занимаются теплицей, выращивая в ней ранние огурцы, загорелся идеей тоже приносить пользу. А потом «можно и кабанчика выкормить», строит планы на будущее.

Я покидала своих новых знакомых с чувством уверенности: мечты их обязательно сбудутся. Если человек чего-то очень хочет, он добивается того. Споткнуться может каждый, а встать, отряхнуться, сбросить с себя груз проблем, дано не каждому. Только сильным духом. Геннадий и Руслан, надеюсь, из таких. И обязательно придет то время, когда они смогут вернуться в свои семьи, прижать подросших детей и тихо так сказать: «А вот и я!»

Ради этого они сейчас и находятся в центре, который протянул им руку помощи.

Е. Задоя

«Родное Приазовье» №88 от 16.11.2011

 

Подпишитесь на новости

и получайте на почту последние новости нашего фонда