logo

Арарат покорен! (заметки пастора Геннадия)

05 сентября

Итак, мы начали старт к горе на следующее утро. У нас было пять вьючных ослов, которые уже не первый день ходили в горы – туда и обратно. Несмотря на жару и в отличие от нас, они поднимались уверенно и спокойно. Нам подниматься было очень тяжело даже без грузов — ведь это настоящая Азия, где днем сумасшедшая жара практически постоянное состояние природы. Однако вечером было достаточно прохладно, что вносило также определенный дискомфорт для наших непривыкших к такому перепаду организмов.

Мы начали восхождение в два этапа: каждый раз мы набирали высоту по 1 километру со своим проводником-профессионалом Джуди. По дороге нам встречались бедуинские или кочевнические племена, турецкий солдат – молодой, но заметно потрепанный в военных действиях, лежащие скелеты диких зверей, съеденные другими дикими животными.

Постепенно, в течение двух суток мы набирали высоту, шли с остановками и небольшими перекусами, а с каждым метром становилось все более холодно. Сначала был Малый Арарат, высота которого 4 800 метров. За время пути мы дважды ночевали, а Арарат то прятался от нас, то открывался во всей своей красе по мере нашего восхождения. Уже в первую ночь мы не могли спать: была бешеная усталость, жуткая боль в ногах, сильно колотилось сердце и болела голова.

На вторую ночь в высокогорье я понял, что совершил ошибку. Нашей команде нужно было минимум семь дней, чтобы акклиматизироваться, но профессионалы сказали, что 3 дня хватит и я поверил. Там бизнес: каждый день круговорот покорителей – взошли — не взошли, дело каждого, а деньги платить надо за каждые три дня. Деваться нам было некуда, — либо разворачиваться и идти вниз, либо вкладываться в три дня. Раз 20 я был на гране того, чтобы развернуться и идти вниз. Но, тем не менее, мы начали восхождение. Еще раз я воздаю должное своей команде, которая несмотря на дикую усталость, боль в ногах и голове, превозмогая все симптомы горной болезни, видела перед собой километры бесконечной дороги и все же верила, что Бог не оставит нас. Мы экипировались по максимуму и в час ночи начали подъем.

Ужасный холод, лютый мороз, страшный ветер… Ветер, которого никто из нас никогда не переживал в жизни, почему-то быстро появился рассвет, и мы были над миром, который все дальше и дальше был от нас где-то внизу…

За 300-400 метров до вершины мы шли на пределе всех сил. Начинало светать, вышло солнце, но непередаваемый ветер, который, говорят, там есть почти всегда, крал у нас возможность видеть всю красоту. Метров за 200 до вершины мы просто все лежали и не могли встать, но и лежать было невозможно, потому что сразу замерзаешь. Уже на самой вершине у нас случилось ЧП: один из наших мальчишек терпел до последнего: «Пастор, я знал, что если меня стошнит, то ты тут же остановишь поход и уйдешь со мной вниз». Он взошел на вершину, и только там позволил себе расслабиться.

На вершине мы были всего пару минут, потому что одному из мальчишек стало плохо — у него пошла кровь из носа. Внизу нас ждала дикая усталость и радость победы. Наша цель выполнена, и мы уставшими, безумно уставшими, начали спуск. В течение суток мы сошли с 5167 метров практически в низину.

Уже потом, отдохнув, и немного привыкнув к равнине, мы смогли отправились в обратный путь. Как награду, пацаны имели возможность искупаться во всех трех морях: Черном, Мраморном и Средиземном. Я смотрел на них и думал: каждый из них в своей жизни видел столько грязи и пустоты вокруг себя, что теперь Бог дал им возможность видеть так много и ощущать такие эмоции, которые и не снились многим взрослым. Я уверен, что Бог дал им эту возможность не просто так. Я молюсь, чтобы каждый из них стал отчаянным в любви к Богу, в любви к жизни и людям.

 

Подпишитесь на новости

и получайте на почту последние новости нашего фонда