logo

«Постановили: в понедельник в школу не идем!»

30 ноября

Российские СМИ распространили фейк: школьников согнали с уроков рыть окопы под Мариуполем. А как на самом деле?

Целый ряд российских медиаресурсов четвертый день оплакивает судьбу сирот из Мариуполя, которых «сняли с уроков в школе, и на холоде, под предлогом уборки территории, бросили рыть окопы для ВСУ». Вот вам и правда о военном положении, введенном в отдельных регионах Украины!
Что же случилось? Это объяснит житель Мариуполя, пастор «Церкви добрых перемен» Геннадий Мохненко, известный волонтер и капеллан, создатель «Республики «Пилигрим» — реабилитационного Центра для бывших беспризорников, крупнейшего на постсоветском пространстве.
Центр существует с 2000 года. Через него прошло более 3000 детей и подростков, по большей части, социальных сирот, уже знакомых с бродяжничеством и наркотиками. Пастор с женой растят троих сыновей, а усыновленных у них нынче 32, итого родных получилось 35. Помощник Мохненко, Альберт Хомяк, стал названным отцом 12 детям. Можно было бы назвать Центр привычным определением, семейным детским домом. Только «Республика «Пилигрим» — немного о другом.
О Геннадии Мохненко и его воспитанниках сняты фильмы, в том числе, американскими документалистами. Читателям постарше поможет параллель: это напоминает «Республику ШКИД», только с христианским уклоном, и вполне светским укладом самоуправления. Здесь избирают своего президента и совет министров, а все важные для «Республики» вопросы выносят на голосование — в демократию не играют, по ее законам живут. Причем нередко опережая взрослых в принятии зрелых решений.

В ночь на 26 ноября, когда Рада только готовилась торговаться с президентом по поводу политических тем, а по телику передавали подробности захвата россиянами трех украинских военных судов в районе Керченского пролива, народ школьного возраста из «Пилигрима» срочно собрался на совет — вот теперь, наконец, процитирую запись со страницы Мохненко в фейсбуке:
«…В связи с бандитскими действиями российских оккупантов в Керченском проливе и возможным введением в Украине военного положения, экстренным решением правительства и президента государства бывших беспризорных, постановили:
— отменить занятия в школе в этот понедельник
— оказать помощь защитникам города в работах по укреплению окопов на побережье моря.
Спасибо всем, кто с нами в это непростое время! Молимся за Украину и поддерживаем наших защитников. В 9.00 выезжаем на береговую линию обороны».
Наверное, имеет смысл напомнить российскому читателю: в 2014-м году мариупольцы, в том числе, ребята из «Республики «Пилигрим», уже видели войну в полный рост, и не по телевизору. Потому знают лучше своих ровесников из мирной части страны: окопы и усиленные блокпосты на сухопутных подступах к городу, а теперь еще и со стороны моря, откуда не исключена атака, помогут не повторить пройденного. Не ныть, не паниковать, не бросать в беде ближнего, нести ответственность за родной Марик — ничего сложного, короче.
В марте 2014-го автобус Центра, в котором, к счастью, вместо детей сидели иностранные кинематографисты, подвергся нападению со стороны участников пророссийского митинга, который шумел на проспекте Металлургов. Активисты «Новороссии», заметив, что их снимают, бросились крушить стекла с криками:» Бей бандеровцев! Бей сектантов!»
— На автобусе была крупная надпись: «Россия без сирот». Мы с ребятами на этом транспорте в свое время, до войны, проехали большие расстояния по России, давали пресс-конференции. Нас встречали хлебом-солью… — вспоминал пастор Мохненко.
В декабре 2014-го выпускники «Республики Пилигрим», парни и девушки, не всем из которых уже исполнилось 18 лет, изъявили желание войти в состав местных отрядов самообороны, чтобы вместе с милицией патрулировать улицы, задерживать нарушителей порядка и диверсантов. В Центре начались усиленные занятия рукопашной борьбой «по решению президента и правительства». В качестве тренеров позвали военных. «В том, что их уже кое-чему научили, я смог убедиться лично. Как бывший борец и старшина пожарной роты подтверждаю — солидно работают!» — писал пастор в фейсбуке.
Странно, как такую жирную тему — «Из украинских сирот готовят головорезов!» — прошляпили тогда кремлевские пропагандисты.
Да им вообще следовало не спускать глаз с «пилигримов»! Пятый год кряду они не только концерты в подшефных воинских частях дают и рисуют для украинских солдат к праздникам поздравительные открытки и стенгазеты, а маскировочные сетки плетут, печки-буржуйки мастерят на уроках труда… Втянуты в политику глубже некуда!
Весной 2015-го Геннадий Мохненко и его воспитанники объявили голодовку «Хлеб и вода за Украину» в знак протеста против российской агрессии. Пастор говорил журналистам, что подростки, которые, тоже в отличие от большинства сверстников, знают жития святых, задали трудную задачу: «Путину передадут, что мы готовы умереть от голода, если он не остановит войну на Донбассе. И все прекратится. Правда же?» По словам Мохненко,
полностью воздержаться от еды школьникам разрешили только сутки, еще десять дней — пропускать один прием пищи. Акцию, несмотря на благородства помыслов, далеко не все в Украине восприняли положительно.
Давайте отделим правду от фейка. Первая линия обороны находятся всего в 700 метрах от семейных детских домов. И весной 2014-го года парни-старшеклассники, вместе с отцом-пастором, без всякого объявления Киевом военного положения, действительно помогали бойцам копать окопы, укладывать бревна, строить блиндажи, чтобы не впустить агрессора в Мариуполь. Фоторепортажи о том, как это происходило, сохранились в архивах украинских СМИ.
Сейчас же углублять траншеи либо нарезать новые нужды не было — школьники чистили окопы от хвороста и сушняка, убирали лопатами кое-где осыпавшуюся землю. И слушали канонаду со стороны Широкино…
Не «трудные» украинские подростки привели войну на Донбасс. Не тем, кто сейчас смотрит на их жизни в оптический прицел, говорить о педагогике.

 

Подпишитесь на новости

и получайте на почту последние новости нашего фонда